г. Нижневартовск, ул. Менделеева, 19, 3 этаж, офис 9
тел.: (3466) 530-276, время работы: с 10:00 до 21:00
ИНН 860301803202 Свидетельство №310860302900011

Наши партнеры

За что мы платим психологу?

За что мы платим психологуЖелание написать эту статью возникло не случайно. Достаточно большое количество людей, во время первого звонка, когда они узнают информацию об оказываемых нами услугах, услышав о стоимости, как-то на это реагируют. Нет, напрямую по телефону, редко кто говорит: «Это дорого» или «А почему консультация стоит столько?». Но мы это неоднократно слышим во время первой встречи, и, спасибо профессиональной чуткости, это иногда слышно по интонации собеседника (хотя это может быть нашими фантазиями, но ЭТИ люди не записываются на консультацию, или записываются и просто не приходят, даже не перезвонив… ).

В самом начале хочется сказать, что прочтение этой статьи ничего не даст людям, у которых есть сформированные убеждения (именно убеждения, а не сомнения, интерес, любопытство, страхи и опасения относительно работы психолога). Например, убеждение, что процесс консультации с психологом — это «просто разговор», или «выслушивание за деньги». Или людям, которые убеждены, что прием психолога «должен стоить столько-то». А также людям, уверенным, что психологическая помощь должна оказываться только бесплатно. Мы не видим смысла кого-то переубеждать и что-то кому-то доказывать, как говорится «любое мнение имеет право на существование».

Итак, за что люди платят психологу? 

Факторов (и причин) много.

Вам где-нибудь дали хоть коробку спичек бесплатно? Или вам сделали стрижку бесплатно? Или вылечили зуб? Согласимся, что «товар», за который платит человек психологу, нельзя пощупать, проверить качество, примерить. Эту работу не с чем сравнить. Только когда у человека происходят изменения в жизни, он решает «нерешаемую» проблему, становится другим, меняет свое отношение к жизни и отношения с окружающими — тогда, да, можно сказать, что результат есть. 

Да, это про то, что психолог выполняет работу, а клиент ее оплачивает. Это наша работа, мы этому учились, мы это умеем, и мы этим зарабатываем. И есть еще одно отличие от других профессий (и специалистов нашей профессии, правда, не всех) — нам это нравится, нравится помогать людям. Да, может кто-то удивится, но есть психологи, которые «просто работают» психологами, сидят на окладе, отрабатывают свои часы и т.п., впрочем, так же как и стоматологи, и парикмахеры, и продавцы.

1)  Почему мы не работаем бесплатно? См. пункт выше, но это не главное. В отношениях между психологом и клиентом деньги выступают в роли инструмента, у которого несколько функций:

  • оплата сеанса — это оплата работы психолога, ведь он тратит на консультацию свое время и применяет свои навыки, как специалист;
  • для клиента — это своего рода, его часть договора с психологом, про то, что изменения возможны при его (клиента) активном участии в процессе консультации/терапии (про ожидания клиентов и реальные возможности психолога можете почитать ЗДЕСЬ);
  • для клиента — это оценка важности решения его проблемы для него самого. Мы иногда спрашиваем у людей, начинающих обсуждать вопрос оплаты: «Сколько вы готовы заплатить за решение вашей проблемы?». И тут тоже есть нюанс — достаточное количество людей, обращающихся к нам, почему-то придерживаются мнения, что если они заплатили, значит, мы должны что-то сделать за эти деньги/читать — гарантированно решить их проблемы. Но мы этого не можем, в смысле, решить независимо от клиента, и в смысле гарантированно. Почему? Ведь мы специалисты? Подробнее читайте ЗДЕСЬ;
  • для клиента — оплата консультаций — своего рода стимул и гарантия того, что он твердо намерен что-то менять в своей жизни, даже если на это понадобится длительное время. Потому что, и любой профессиональный психолог это подтвердит, если, извините, вы жили с этой проблемой (установками, представлениями, восприятием, принципами и т.п.) … -цать лет, то решить проблему за 1 час не сможет НИКТО, это просто нереально; 

2)  Психолог не только «выслушивает» клиента в течении часа. Не знаем про других специалистов, но мы находимся рядом с человеком, сопереживаем ему, фактически проживаем вместе с ним часть его жизни, причем отнюдь не радостную и приятную. С нами делятся очень интенсивными негативными чувствами, часто на грани аффекта, горем, отчаянием. И выслушивать, а тем более, быть рядом, сопереживать и поддерживать — поверьте, совсем нелегко. Тем более, что во время «слушания» мы каждую минуту проделываем аналитическую работу, без этого весь процесс может превратиться в «просто разговор» (и это, к сожалению, понимают не все).

3)  Чтобы изменить что-то в своей жизни, нужно приложить к этому усилия, в том числе денежные. Поэтому психотерапия должна оплачиваться ощутимой для клиента суммой, которая зависит от уровня его благосостояния.

4)  Хороший психолог (здесь — в смысле любящий свою работу и ценящий себя как специалиста) должен поддерживать себя «в форме». Например, как спортсмен, который хочет чего-то достичь в спорте, должен постоянно тренироваться. Только инструментом спортсмена является его тело, а у психолога инструмент — его голова и душа. И, будучи многократно лучшим из лучших, и талантливейшим из талантливых, психолог просто обязан тратить деньги на себя и свой профессионализм. Тут есть два фактора:

В работе психолога есть объективные трудности. Это эмоциональные перегрузки от столкновения с аффектами и мощными негативными чувствами, «профессиональное выгорание» и другие. Для того, чтобы это не влияло на эффективность работы, необходимы личная терапия и супервизия. Всё это стоит денег. И это — необходимая часть работы психолога. Именно необходимая, а не «этим можно воспользоваться».

Хороший психолог ищет повышения квалификации, старается развиваться, у него есть потребность в профессиональном росте. А это семинары, тренинги, освоение новых формы работы. И это знания, которые, опять же, не дают бесплатно.

Почему профессионализм психолога стоит столько?

Иногда в начале работы у многих клиентов возникает вопрос — можно ли найти хорошего специалиста за меньшие деньги? В принципе, можно, но это скорее исключение, чем правило. Потому что обычно профессионал стоит дорого.

Во-первых, сумма оплаты — это определенный ценз. Именно он останавливает людей, которыми движет праздное любопытство. Также это помогает «фильтровать» клиентов с низкой мотивацией, например, приходящих, чтобы исправить другого человека (мужа,  жену, ребенка), а не разбираться с собой; тех, кого «уговорили прийти»; или тех, кто пришел попробовать «очередного» специалиста и доказать себе, что «это тоже не помогает».

Во-вторых, нередко этот ценз нужен еще и потому, что мы, хотя и являемся специалистами, и имеем солидный опыт работы, но наши возможности ограничены. Потому что, и мы говорили об этом выше, процесс консультирования требует полной эмоциональной и интеллектуальной включенности и сосредоточенности. И хотя физически мы можем вести беспрерывный прием в течении дня, но увы, тогда это будет «просто слушание». В этом случае количество и качество не совмещаются.

В-третьих, далеко не каждый психолог готов принимать клиентов у себя дома. И поэтому стоимость консультации зависит от арендной платы за помещение. Мы, кстати, тоже пробовали вариант «работы дома», но нас это не устраивает — дом должен быть домом, теплым и уютным, а не рабочим местом.

В-четвертых, поддержание профессиональных навыков и их развитие тоже стоят денег, и про это говорилось выше.

Хочется сказать, что бывают клиенты, с которых просто не хочется брать деньги — настолько они активны в сессии, очень эмоционально и энергетически заряжены, нацелены на результат, но это надо делать для пользы клиентов.

Итак, подытожим тему денег и психологических услуг. 

Оплата психологической помощи (в частности, психотерапии):

 — помогает клиенту принять терапию как ценность и осознать свою цель — разрешить проблему или изменить обстоятельства жизни;

 — создает предпосылки для того, чтобы состоялись помогающие, открытые и доверительные отношения;

 — помогает каждому из участников клиент-терапевтических отношений взять на себя свою часть ответственности в этих отношениях и в терапии;

 — снижает сверхзначимость терапевта, ведь он делает свою оплачиваемую работу, а не творит чудеса;

 — подтверждает серьезность намерений с обеих сторон;

 — является гарантией того, что психотерапевт не имеет других интересов, кроме интересов клиента;

 — дает клиенту опыт открытых и ответственных отношений, который он может переносить впоследствии на другие отношения в своей жизни.

Андрей Луппа

Лариса Луппа

1861
Добавьте в соц. сети: